Главная > Новости и события > Лесной интернат

Лесной интернат


14-04-2011, 14:03. Разместил: Обозреватель

Дети, не такие, как все, забывают об этом

В сознании большинства из нас интернат ассоциируется с мрачным местом, где едва ли не под замком находятся дети школьного возраста, которых в силу весомых причин не приняли в обычную школу.

Кто-то воспитанникам интернатов сочувствует, кто-то — боится их — мол, проблемные подростки могут и ограбить, и избить. При этом почти все убеждены: в интернате детям плохо, они словно отбывают там срок заключения и постоянно норовят оттуда сбежать.

Сложно сказать, что стало первоисточником такого стереотипа — документальные ли телепрограммы, сериалы, современные ли детективы русскоязычных авторов, либо основанные на реальных событиях рассказы очевидцев. Но утверждать можно то, что примеры, альтернативные массовому восприятию интерната есть. Успешно функционируют интернаты, откуда никто не убегает, несмотря на открытую калитку, где педагоги принимают все усилия по социализации детей, пребывающих в состоянии Маугли. Одно из таких заведений — Интернат № 1 для детей с последствиями ДЦП и полиомиелита, расположенный на Великом Лугу.

55 лет учебно-лечебной помощи 

Немногие горожане знают, какое учреждение расположено в шести корпусах, размещенных на огромной территории в сердце поселка. Одни полагают, что это — санаторий, другие — что интернат для детей-сирот, третья версия гласит о том, что по адресу Котельникова, 16 находится приют для очень проблемных детей. Все эти предположения во многом верны.

Из 160 воспитанников интерната 17 ребят — сироты (7 — физические, 10 — социальные, то есть их родители лишены прав). Большая часть детей находится в интернате круглосуточно, пять дней в неделю. На выходные домой забирают не всех: часть воспитанников — из отдаленных районов области, и у родственников не всегда есть возможность съездить за ребенком и доставить его обратно.

Как рассказала заместитель директора по учебно-воспитательной работе Людмила Комиссарова, трудящаяся на этой должности уже 29 лет, Интернат № 1 — единственное учреждение такого профиля в Запорожской области. Он был создан в 1956 году. В сентябре нынешнего года учебное заведение отметит 55-летний юбилей. В первые 5 лет существования в интернате воспитывались дети одиноких матерей — чтобы их родительницы могли полноценно трудиться на благо послевоенной Родины. Затем в СССР началась эпидемия полиомиелита, и профиль интерната изменили. В него начали принимать ребят, переболевших ужасным заболеванием. Когда полиомиелит был побежден, наступил черед нового недуга — ДЦП.

Сейчас в интернате среднее образование получают дети, подростки и юноши возрастом от 7 до 21—22 лет с ДЦП и различными нарушениями опорно-двигательного аппарата (такими, как тяжелые формы сколиоза, врожденный вывих бедра и т. п.). Часть подростков учится в интернате временно — те, кто перенес тяжелые травмы и не восстановился окончательно. По завершении процесса реабилитации они возвращаются в массовые школы.

Обучение в интернате ведется по двум программам — А и В. Программа А ничем не отличается от курса массовой школы, только растянута на 12 лет. Она рассчитана на детей с сохраненным интеллектом. По программе А в интернате учатся порядка 100 воспитанников, наполняемость классов — 12—14 человек. Программа Б разработана для ребят с нарушениями мозговой деятельности. Таких здесь — около 60 человек, в каждом классе — до 6 ребят.

Помимо обычных школьных предметов, повышенное внимание в интернате уделяется лечебной физкультуре, разным видам массажа, парафиновым прогреваниям. Здесь функционирует отдельный медицинский корпус, постоянно работают педиатр и невропатолог, регулярно приезжают узкие специалисты. Все оказываемые в интернате услуги — бесплатные, родители ни копейки не сдают в традиционные для массовых школ фонды. Педагоги, по мере поступления бюджетных и спонсорских средств, стараются максимально разнообразить досуг ребят. Два года назад финансы позволили организовать два похода в Крым. Учителя уже запланировали было поездку в Карпаты, но денежные поступления от меценатов, увы, иссякли. Впрочем, культурная жизнь в интернате не прекращается — благодаря спонсорам, по выходным ребята часто посещают ТЮЗ и театр «Viе».

Сельские Маугли 

Одна из главных заслуг педагогов интерната — толерантность детей. Внешне здоровые ребята не дразнят тех, чей недуг заметен невооруженным взглядом. Одна из учениц старших классов — подросток без физических недостатков, встречается с мальчиком, который в результате травмы остался без кисти.

Учащиеся интерната не стремятся покидать его стены, а выпускники — не забывают педагогов. Раньше, рассказывает завуч Людмила Федоровна, государство выделяло для выпускников-сирот однокомнатные квартиры. Сейчас находить жилье для воспитанников намного сложнее, но руководство интерната не отчаивается. Для выпускников ищут комнаты, устраивают их в ПТУ с общежитиями.

О том, что ребята не спешат покинуть интернат, свидетельствует история одного из воспитанников, 14-летнего Виталия. Подросток — социальный сирота, диагноз — сколиоз. В интернате обучается с 1 класса. Недавно его захотела усыновить некая семейная пара из Киева. Зачем столичным жителям понадобился почти взрослый болезненный подросток — вопрос сложный. Но, встретившись с потенциальными усыновителями три раза, Виталий сказал педагогам о своем нежелании далее с ними общаться. Несостоявшиеся приемные родители написали жалобы в прокуратуру и другие правоохранительные органы, мол, во всем виновата администрация интерната. Однако проверяющим Виталий вновь заявил о нежелании быть усыновленным киевлянами. Причина проста: «они мне не понравились».

В интернат № 1 дети нередко попадают с катастрофической педагогической запущенностью. Пример тому — сестры-погодки Шура и Люба Портей. Когда их доставили на Великий Луг, девочкам исполнилось соответственно 8 и 7 лет (сейчас — 14 и 13). До этого они жили в селе с родителями-алкоголиками. Девочки представляли собой классических Маугли — не знали, что такое котлета, бросали в педагогов киви со словами «Зачем ты мне сырую картошку дала?»

Шура адаптировалась в социуме относительно быстро, а вот Люба до сих пор отличается неадекватными реакциями. Во время уроков подросток может «летать на метле» (то есть скакать на швабре), рвать свои и чужие тетради (если не устраивает оценка), бросаться мелом. Зато сестры любят ходить в церковь. Их крестили по инициативе завуча Людмилы Комиссаровой, она же стала крестной матерью.

Крестные дети Людмилы Федоровны — не только Шура и Люба. Есть среди них и нынешние ученики интерната, и выпускники. Не обходится без курьезов. Как-то в гости к завучу приехал 26-летний крестник Максим — бывший «тяжелый» подросток сейчас работает в другом городе. Рассказал учительнице о своей жизни, мол, женился на хорошей девушке, воспитаннице такого же интерната. Людмила Федоровна приготовила Максиму свадебные подарки — сервиз и другие полезные в хозяйстве вещи. Крестный поблагодарил и отправился домой. Все бы ничего, да только в телефонном разговоре завуча с руководителем учреждения, где сейчас работает Максим, оказалось, что ни в какой брак молодой человек не вступал. Когда Максим снова приехал в гости к Людмиле Федоровне, на вопрос, зачем обманул, скромно ответил: «Просто так, захотелось. А с сервизом все в порядке, пью чай!»


Вернуться назад