В стране глухих

В стране глухих
Хабаровский край. Благодаря поддержке государства у детей с нарушением слуха из малообеспеченных семей появился шанс получить хорошее образование.

Несколько малышей садятся в кружок и кладут руки на специальный стол. Педагог вслух называет буквы, показывает картинки. Именно так в краевой школе-интернате глухие и слабослышащие ребята впервые учатся ощущать звуки. Это их первые шаги по адаптации в окружающем мире. В дальнейшем малыши смогут обучаться так же, как их слышащие сверстники, и даже по тем же учебникам.

Спасение для ребят из деревень

Год назад в интернат для глухих и слабослышащих детей привезли двоих мальчиков 13-ти лет. Ребята не умели ни читать, ни писать, оба выросли в деревне, в детский сад и школу никогда не ходили.

— И что сделали мы? Мы их посадили в первый класс, — рассказывает заместитель директора интерната по учебно-воспитательной и коррекционной работе Татьяна Зотова. — Они год обучались по программе первого-второго классов, а на следующий год их уже нельзя было держать в начальной школе. Мы их взяли в основную. Они пошли в прошлом году в третий-четвертый класс, а в этом году мы вынуждены были посадить их в пятый класс, где малышки. Один из них как-то приспособился, второй ходит со слезами: "Ну уберите, посадите меня к ребятам повзрослее".

По ее словам, взрослые ребята попадают к ним довольно часто. Родители не знают о существовании интерната, а порой даже о том, что у их ребенка нарушение слуха.

— Система выявления детей с нарушениями слуха еще не поставлена, не достаточна, — говорит директор школы-интерната. — Один из тех тринадцатилетних ребят — магаданский, приехал из поселка Стеклянный, второй из ЕАО, тоже из села. Кукелево — это такая деревушка, откуда доехать до специалиста, который бы определил, что у ребенка нарушение слуха, очень сложно. У нас много социально неблагополучных родителей, для них так: какое дитя есть — такое и есть, ну и слава богу. Сестра этого мальчика сказала, что дальше так продолжаться не может. Она взяла его в охапку и сюда.
Только 20 процентов детей в интернате из благополучных семей, у остальных — малообеспеченные родители. Интернат — это спасение для таких детей. Мало кто может позволить себе бросить работу и все свое время посвящать ребенку.

— Конечно, хорошо, когда ребенок с родителями, но ведь что такое наша краевая школа, где все абсолютно на нормальном уровне, или деревенская школа? Разница огромная. И вообще нельзя сказать, что, если ребенок ходит в общеобразовательную школу и родители ему помогают, этот ребенок нормально развивается и все хорошо. Нет, конечный результат зависит от того, какие там условия.

Несколько лет назад в одной из гимназий Хабаровска провели эксперимент. Женщина-педагог, у которой маленькая глухая дочка, собрала группу таких же детей. Сначала все шло хорошо, но потом, когда начали преподаваться все предметы, ребятам стало очень сложно. А когда они закончили 9 классов, учителя этой гимназии сказали: "Все, мы больше с ними работать не будем". После гимназии школьники пришли в интернат. Они были хорошо развиты, но все равно держались изолированно, общались в основном между собой. По знаниям эти дети уступали интернатовским. Уже здесь они закончили 12 класс и получили аттестат о среднем образовании.

— Мы были в Загребе и посещали учебные учреждения, — говорит Татьяна Зотова. — У них есть самая лучшая, самая элитная школа, вот они туда отдают своих детей. В этой элитной школе есть кабинет, где занимаются сурдопедагоги, которые ходят на уроки. Ребенок получает очень хорошую поддержку, сопровождение от того времени, когда он пришел в эту интегрированную школу, и до выпуска. У нас в России такого нет. Интернат — это благо для инвалидов, для детей с нарушениями слуха. Ведь как только выявляется, что у ребенка есть нарушение слуха, он приезжает сюда, он проходит в Хабаровске обследование.

Помочь всем

Школе-интернату уже 70 лет. Это учебно-воспитательный и реабилитационный комплекс, 50 процентов сотрудников здесь имеют дефектологическое образование, сурдообразование. И учителя, и воспитатели владеют всеми методами работы с глухими детьми, поэтому ребятам здесь легко.

— Верботональный метод лег на классический метод. У нас опытные, долго работающие учителя, даже наш куратор говорил, что у России очень сильный, мощный потенциал во всем, в том числе и в верботональной науке, — рассказывает директор школы-интерната. — Наши ученые создали очень хорошую систему, там очень много полезного. И когда вот этот новый метод ложится на нашу классику — это и есть комплексный подход, при котором можно получить очень хорошие результаты. А вообще наша главная цель — научить этого ребенка общению, и поэтому если к нему не приложим этот метод, мы используем другой. Мы сделали то, что должны были сделать для ребенка? Мы сделали это. Мы хотим, чтобы родители глухих детей в Хабаровском крае знали, что существует интернат, куда они могут привести своего ребенка, где он будет на полном государственном обеспечении, круглосуточно находиться, где будут использованы самые современные методы.

С 1 по 4 класс ребята обучаются здесь по специальной программе первого вида — для коррекционных школ. С 5 класса переходят на программы для общеобразовательных школ. Слабослышащие и глухие дети обучаются по таким же учебникам, что и слышащие дети. Но здесь свой учебный план. Слабослышащим ребятам сложнее усваивать материал, поэтому здесь не 11, а 12 классов. В 10 классе школьники получают основное общее образование, а в 12 классе — среднее.

Финансируется этот центр из краевого бюджета. Родители за содержание детей не платят.

— К нам с большим желанием идут все хабаровчане, естественно, у нас обучаются дети из Магаданской области, из ЕАО. Их обучение оплачивают территории. Самим родителям, конечно, оплатить невозможно.

Школа-интернат очень современная, она оснащена новейшей аппаратурой и наглядными пособиями, есть компьютерный класс и центр со специальной усиливающей верботональной аппаратурой. Здесь есть и дошкольное отделение, куда детей принимают с двух лет, а то и раньше. Обучаются в нем дети с нарушением слуха и дети с нарушениями речи.

— У нас дети с нарушением речи занимаются интегрировано, то есть наши дети — глухие и слабослышащие — имеют возможность общаться со слышащими детьми, у которых, естественно, развитие лучше, — рассказывает Татьяна Зотова. — Все дети с нарушениями речи потом уходят в общеобразовательные школы, некоторые дети, в основном слабослышащие, тоже обучаются в общеобразовательных школах и продолжают реабилитироваться у нас. Глухие дети идут к нам в начальную школу, но здесь продолжается та же реабилитация.

При интернате есть центр, который называется СУВОК. Он входит в международную ассоциацию центров СУВОК, в мире их более 600. Штаб-квартира находится во Франции. Двенадцать наших педагогов обучились в центре в Загребе. Там все сделано для обучения специалистов со всего мира, в том числе и русских. Сотрудники этого центра к нам очень много раз приезжали, в нашу школу, давали мастер-классы и проводили лекции, обучения и семинары для наших преподавателей. При работе с детьми, которые имеют тяжелые нарушения речи, используем верботональный метод, музыкальную стимуляцию, стимуляцию речи движением. Есть глухие дети, которые очень развиты. Есть такие, у которых большой потенциал. И мы сделаем все возможное для их дальнейшего развития.

"Медиакратия"

  • Печать
  • Поделиться
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.