В зоне особого невнимания

ТАКОЙ БАЛАМУТ ЕСТЬ В КАЖДОМ КЛАССЕ. ЕРЗАЕТ, БОЛТАЕТ, ВСЕМ МЕШАЕТ. "ЭТО КАТАСТРОФА",- ВЗДЫХАЮТ УЧИТЕЛЯ. "ЭТО БОЛЕЗНЬ",- ПОПРАВЛЯЮТ ДОКТОРА.

   "В детском саду воспитательница любила устраивать соревнования "на самый тихий стол". Стол, за которым я сидела, всегда был на последнем месте. Я не могла помолчать ни секунды. Я сначала говорила, а потом думала. Чаще всего мои слова звучали обидно, и никто не хотел со мной дружить.
   В школе я продержалась неделю, прежде чем учительница отвела меня к директору. Ей не нравилось, что на уроке я каждые две минуты роняла карандаш и ныряла под парту, чтобы его найти. Один раз карандаш закатился далеко, я никак не могла до него дотянуться и случайно опрокинула парту.
   Я не была тупой, но оценки были ужасные. Не то чтобы я чего-то не понимала - я просто не могла сосредоточиться, вечно пропускала задания, путала буквы и цифры. Родители считали меня просто ленивой. Они не понимали, как можно получить двойку за самую простую задачу, которую я знаю, как решать.
   В четвертом классе мне прописали риталин. Это не слишком отразилось на моих оценках, зато я практически перестала есть и спать. "На тебя страшно смотреть",- говорила учительница и насильно впихивала в меня бутерброды.
   В седьмом классе я перешла на другое лекарство - аддерал. Сейчас я отличница. Единственное, что меня беспокоит,- это своего рода раздвоение личности. Когда я, накачавшись таблетками, прихожу в школу, я молча сижу не только на уроках, но и на переменах. Я могу не проронить ни слова за весь день. Одноклассники считают меня тихой и застенчивой. Но когда я иду на вечеринку и не принимаю лекарство, я "отрываюсь" как сумасшедшая. Те, кто знает меня по школе, просто пугаются столь резкой перемены. Родителям тоже трудно привыкнуть к моим мгновенным превращениям из примерной тихони в импульсивную психопатку. Но такая уж я есть. Я отличаюсь от других, и если кому это не нравится - это их проблема".
   Рассказ этой девочки недавно был опубликован в американском журнале "Тайм", один из номеров которого был целиком посвящен обсуждению очень актуального для США вопроса: правильно ли поступают американские психиатры, все чаще и чаще выписывая детям психотропные препараты?

Несносные пять процентов

   Невнимательные и непоседливые дети были всегда. В каждом школьном классе есть хотя бы один такой. У него нормальный или даже высокий уровень интеллекта, но учится он плохо и мешает другим на уроках: все время ерзает, болтает, отвлекается, перебивает учителя. В общем, одно горе. Наконец в 1980-е годы психиатры сообразили, что это симптом. А еще точнее - синдром, "синдром дефицита внимания и гиперактивности". Его стали активно изучать, искать причины и предлагать способы лечения.
   По данным Американской ассоциации психиатров, синдромом дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) страдают около 5% детей школьного возраста. В России проводились исследования, которые выявили 7,6% школьников с этим синдромом. У мальчиков он встречается чаще, чем у девочек.
   До недавнего времени считалось, что СДВГ - "болезнь роста", начинается в 5-6 лет и исчезает, как только ребенок выходит из школьного возраста. Но сейчас специалисты полагают, что этот синдром вызывает врожденная особенность нервной системы. Просто пока ребенок с СДВГ не сталкивается со школьной системой, ничто не предвещает беды. Он развивается совершенно нормально, он активен, любопытен, жизнерадостен и талантлив, как большинство детей. Такой ребенок, как правило, раньше других начинает ходить и говорить, он открыт и общителен. Но вот приходит пора учить буквы. Ребенка усаживают за парту и заставляют рисовать палочки и крючочки.
   Десять палочек, двадцать крючочков. Еще и еще. Вставать с места запрещено. Разговаривать с соседом запрещено. Даже в носу ковырять запрещено. Большинство детей привыкают и смиряются. Но не те, о которых мы пишем в этой статье.
   Такие дети с трудом учатся читать и писать, не справляются со школьными заданиями, делают много ошибок и не слушаются. Они вмешиваются в чужие разговоры, хватают чужие вещи, ведут себя непредсказуемо, слишком бурно реагируют на внешние раздражители. Несмотря на свою общительность, такие дети с трудом адаптируются в коллективе: они нетерпеливы и импульсивны, часто вступают в конфликты со сверстниками, не думают о последствиях своего поведения, не признают авторитетов. И в результате к подростковому возрасту приобретают репутацию хулиганов и попадают в поле зрения правоохранительных органов. Либо становятся постоянными пациентами психиатров.

Любители острых ощущений

   Магнитно-резонансный томограф позволяет "заглянуть" внутрь живого мозга и понять, как он функционирует. Когда добровольцу дают задание, требующее концентрации внимания, томограф регистрирует повышенную активность в лобной доле правого полушария. Именно эта область мозга отвечает за внимание. Но когда такое же задание пытаются выполнить испытуемые с дефицитом внимания, активность регистрируется сразу в нескольких участках мозга. Мозг как бы не в состоянии сконцентрироваться. Это и есть дефицит внимания - неспособность сосредоточить усилия на каком-то одном, как правило, монотонном и неинтересном занятии. Мозг таких людей нуждается в постоянных сильных раздражителях - "острых ощущениях". Именно поэтому в детстве они могут часами смотреть телевизор или играть в компьютерные игры, но не в состоянии 45 минут делать грамматические упражнения или слушать объяснения учителя. Им нужен постоянный эмоциональный "допинг", поэтому подростками они чаще всего увлекаются рискованными видами спорта или придумывают себе опасные забавы.
   Этому цены нет, когда человек должен быть в гуще событий, делать несколько дел одновременно, принимать мгновенные решения. Взрослые с этим синдромом могут преуспеть в таких областях, как шоу-бизнес, маркетинг, политика и PR. Не случайно большинство американских рок-звезд признаются в интервью, что в детстве сидели на риталине. Они могут также сделать успешную карьеру в армии или полиции - при условии, что кто-нибудь сдаст за них письменные тесты. Чего они не могут - так это быть примерными школьниками, хорошими бухгалтерами и клерками.
   Казалось бы, никакой катастрофы: одни родились, чтобы просиживать штаны в офисе, другие - чтобы ставить рекорды, прыгая на мотоцикле с моста. Проблема в том, что в современном обществе, прежде чем стать кем-то, необходимо получить образование. Хотя бы среднее. А среднее образование во всем мире рассчитано на среднего ученика, без всяких там синдромов. Любые отклонения рассматриваются либо как намеренное нарушение правил - и тогда вам направо, в кабинет директора за очередной взбучкой, либо как заболевание - и тогда вам налево, в кабинет психиатра, за таблетками. В России, как и в большинстве европейских стран, предпочитают взбучку, в США - таблетки.

Убей покемона

   Несколько лет назад американский психолог Ричард де Гранпре выпустил книгу "Нация риталина", которая стала в США сенсацией. Оказалось, 4 млн. американских детей уже принимают риталин, а через несколько лет их число удвоится и составит 15% всех детей. Это уже рутина. Ребенок идет в школу, получает несколько замечаний учителя, его отправляют к психиатру, психиатр ставит диагноз и выписывает риталин. Все счастливы: учителя получают послушного ребенка, психиатр - свой гонорар, родители - быстрое решение воспитательной проблемы, а фармацевтические компании - миллиардные прибыли.
   Но что получает ребенок, спрашивает автор? Психостимулятор из группы амфетаминов, воздействующий непосредственно на химические процессы в головном мозге и вызывающий побочные эффекты в виде головной боли, бессонницы, потери аппетита, а при отмене препарата - многократное усиление тех симптомов, с которыми он призван бороться. То есть риталин необходимо принимать постоянно.
   Очень похоже на анекдот о том, как в Нидерландах решили проблему кариеса. Всего десять граммов конопли в зубную пасту - и ваши дети начинают чистить зубы не два, а три, четыре и даже пять раз в день!
   Энтузиасты этого лекарства утверждают, что он эффективен в 80% случаев, не вызывает химической зависимости и относится к запрещенным наркотическим препаратам только по формальным соображениям: у него химическая формула похожая. Но ведь костыли тоже не вызывают химической зависимости. И если человека не научить ходить без костылей, ему придется пользоваться ими всю жизнь. Именно это, по мнению де Гранпре, и происходит с людьми, принимающими в детстве психофармакологические препараты. Они получают временное решение. Ведь СДВГ с годами не проходит, просто если человек не надеется на таблетки, он рано или поздно приспосабливается к особенностям своего организма. Изобретает собственные способы концентрироваться - например, прыгает с парашютом или идет на футбольный матч, чтобы "выпустить пар". Те же, кто не научится в детстве владеть собой без помощи лекарств, обречены принимать их всю жизнь.
       А еще де Гранпре винит в резком росте СДВГ тот чудовищно возросший поток информации, который современный мир обрушивает на ребенка с самого рождения: телевидение, компьютеры, бесконечные карусели развлекательных парков, яркие упаковки продуктов в супермаркетах. Сегодня даже детская одежда и мебель стали агрессивным сенсорным стимулом: на ребенка отовсюду, даже с его собственной пижамы, смотрят огромными глазами разные Микки-Маусы, черепашки-ниндзя и покемоны. А ведь мозгу человека в детстве, чтобы нормально развиваться, нужен спокойный, даже несколько старомодный распорядок жизни. Когда семья каждый день собирается вместе за обедом, а мама вечером читает сказку.

http://adhd-kids.narod.ru
  • Печать
  • Поделиться
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.