Главная > ДЦП > Где учиться детям с церебральным параличом?

Где учиться детям с церебральным параличом?


31-10-2007, 12:03. Разместил: indarium
У многих из них нормальный интеллект и они могли бы посещать обычную школу. Могли бы, но не посещают

Закрытые, избирательные в общении и очень медленные
Дети с ДЦП – медленные дети. Двигательный механизм у них нарушен, отсюда и все беды. Думают они медленнее, память хуже, сосредоточиться им труднее. Они не умеют знакомиться, заводить и поддерживать разговор, играть. Как правило, такие дети очень закрыты, поскольку родители их чрезмерно опекают. Да и играть они начинают позже, чем это случается обычно. Даже в семье ребенок с ДЦП общается очень избирательно: только с тем, кто относится к нему с наибольшим сочувствием.
Ребенка с ДЦП отличают двигательные, речевые и интеллектуальные нарушения (от легкой задержки до имбецильности). Выходит, компенсация должна идти по пути приспособления ребенка к нормальной жизни: чтобы двигательные нарушения не мешали овладению необходимыми в быту навыками, речевые – общаться, интеллектуальные – познавать окружающий мир.
Любой ребенок имеет адаптивные механизмы, и если развитие идет нормально, они включаются сами собой. У ребенка с параличом очень часто эти механизмы не срабатывают. Но каждый живой организм стремится сохранить себя в любых условиях, а у малыша с нарушениями развития рефлекс самосохранения выражен сильнее и ярче, чем у его здоровых сверстников. Значит, надо использовать тягу к жизни таким образом, чтобы адаптивный механизм был включен. Как? Через органы чувств. Сейчас существует множество методик для работы с детьми грудного возраста, но говорить о полном излечении не приходится.

То, что нельзя излечить, можно компенсировать
Сегодня в печати широко обсуждается вопрос: можно ли полностью излечить ребенка, страдающего детским церебральным параличом? Одни целители обещают побороть недуг с помощью аминокислот, другие уповают на лечебную физкультуру. И хотя ни одного излеченного они не показали миру, родители хватаются и за соломинку. А действительно, излечивается ли ДЦП?
“Такая постановка вопроса в принципе неверна, – считает старший логопед детского психоневрологического санатория № 65 Галина Дедюхина. – Специалисты, которые занимаются детьми, пораженными этим недугом, ставят перед собой иную задачу – научить каждого ребенка с ДЦП жить среди людей. Это самое главное. Церебральный паралич неизлечим, но слабые степени болезни можно компенсировать, иными словами – найти обходные пути”.
Когда в семье появляется больной ребенок, многие родители не выдерживают стресса, ломаются. Матери испытывают чувство вины, терзают себя сомнениями: что было сделано не так? Позже одни родители начинают опекать ребенка, другие, наоборот, внутренне его отторгают, ограничиваясь необходимым обслуживанием. Кормят, одевают, водят в садик. И все. Психоэмоционального контакта нет. Налаживать его приходится педагогам.
Каждый придумывает, что может, но приходится им ох как трудно. Одни мамы видят кругом врагов, мечтающих поставить на их ребенка клеймо дурака, другие готовы поверить в чудесное исцеление с помощью очередного новомодного метода… Но разве можно развить интеллект, воздействуя только на двигательную активность? А сформировать речь, когда с ребенком занимаются лишь лечебной физкультурой?
“Если взрослый перенес инсульт, у него парализована, скажем, рука, утрачена речь, нужно очень долго, кропотливо и систематично восстанавливать то, что было сформировано годами, – объясняет Галина Викторовна. – А теперь представим ребенка с ДЦП. Ему надо сформировать правильные движения, научить говорить. Чтобы из неправильного сформировать правильное, чтобы добиться первого звука, слова, предложения, сколько нужно сил положить? Сколько массажей сделать? Потому столько специалистов и суетится вокруг ребенка. Потому лечение и обучение должны быть длительными и ориентированными на специфику данного больного. А родителей правильнее нацеливать на адаптацию ребенка в мире, чтобы ни он, ни семья не чувствовали себя ущемленными”.

Коррекционный класс или специализированное заведение?
Ребенок подрос. Что делать дальше? В какую школу его отправить? Однажды я разговаривала с мамой мальчика, у которого была нарушена координация движений, но прекрасно развит интеллект. Медико-педагогическая комиссия вынесла решение: мальчик может посещать обычную школу, если… ему будут закреплять на парте тетрадь. Иначе он не сможет писать. Казалось бы, какая мелочь! Однако именно она оказалась самым серьезным препятствием к обучению в массовой школе.
“Своим подопечным я советую учиться в специализированных заведениях, то есть сознательно загоняю ребенка в его же среду, – говорит Галина Викторовна. – Но это оправдано. В обычной школе пока нет условий для обучения и содержания таких детей. На Западе в школе, где учатся дети-колясочники, на бытовом уровне все приспособлено: построены пандусы, ручки дверей сконструированы так, чтобы их легко было открыть, сделаны специальные туалеты. А у нас на переменах здорового-то ребенка могут с ног сбить, что же будет с тем, у кого нарушена координация движений? И потом, сможет ли учитель осуществить индивидуальный подход, если у него в классе 35 детей?
Ребенок с ДЦП не успевает за здоровыми, поэтому хотя бы начальная школа должна быть специализированной. Годам к 10–12 эти дети выравниваются”.
И что, переходят в обычные школы? Крайне редко. Заканчивают интернат по массовой программе. Некоторым удается поступить в институт и даже в университет. Конечно, им тяжело, ведь они привыкли совсем к другому социуму.
Может быть, коррекционный класс представляет в этом случае достойный выход из положения? Но от дефектологов не услышишь ни одного доброго слова в их адрес. Вот и у Галины Викторовны их не нашлось: “Коррекционный класс для таких детей не годится: учителям не хватает дефектологического образования. Но даже если оно и есть, нужно еще хорошо знать специфику ДЦП – личностные, двигательные, интеллектуальные и речевые особенности. У ребенка с церебральным параличом свой путь развития, а у нас на таких то рукой машут, то общеобразовательной программой готовы замучить. Золотой середины нет”.
И все же в нашей стране существует система помощи детям с ДЦП. Она не столь отлажена, как помощь умственно отсталым, поскольку церебральный паралич встречается гораздо реже. Однако специализированные санатории-профилактории и интернаты есть. А несколько лет назад открылся институт, в который принимают главным образом молодых людей, передвигающихся в колясках. Но психологической помощи и информационной поддержки катастрофически мало. А этого как раз больше всего и не хватает людям, у которых растет ребенок с детским церебральным параличом.
Недавно по телевидению показали сюжет о семье, воспитывающей ребенка с синдромом Дауна. В роддоме мать уговаривали от него отказаться (такие дети считаются самыми тяжелыми и необучаемыми). Но супруги приняли решение не делать этого. И вот теперь глава семейства признался перед телевизионной камерой: “Мне не за что чувствовать себя перед кем-то виноватым и нечего стесняться, а вот гордиться есть чем”.
За что же в такой ситуации можно испытывать чувство гордости? Наверное, за то, что хватило сил преодолеть в себе сомнения, оставить ребенка в семье и научить его жить среди людей.
Вернуться назад